igroterapevt.ru

Детский психолог, игровой терапевт Михайлова Татьяна, +7(916)664-80-83

Какие бывают группы?

Я работаю с детскими группами уже три года. Ого, приличный срок! Пора писать книгу. И она уже пишется: заметки о занятиях, переписка с родителями в мессенджерах, наброски, планы и мечты…

А пока расскажу вам, как структурируется группа в игровой терапии.

Мы отбираем участников группы и соблюдаем определенное количество детей. Происходит это неслучайно.

Дело в том, что если в группе больше 5 детей, терапевту трудно создать тёплую, принимающую среду, стимулирующую рост и развитие ребёнка. Внимание психолога в таком случае будет очень сильно ограничено. Кто-то из детей может остаться без поддержки в нужный момент. Задача психолога в группе — быть включенным, внимательным, принимающим. Я “строю мостики” между детьми, отражаю, как зеркало — что происходит, помогаю понять, почувствовать и подобрать слова…

Поэтому процесс отбора детей в игротерапевтическую группу считается ключевым моментом для достижения успешного результата.

Теория центрации акцентирует внимание на ребёнке, а не на его проблеме. Это важнейший постулат игрового терапевта. Так что группы не обязательно формировать на основе диагноза.

Однако существуют общие соображения которыми мы руководствуемся подбирая состав группы. Джиннотт рекомендует объединять замкнутых, незрелых, страдающих страхами или “псевдоблагополучных” детей (они слишком хорошие, слишком послушные, слишком щедрые и слишком заняты тем, чтобы доставить удовольствие взрослому), а также детей с нарушениями навыков и с проблемами поведения.

Мы не рекомендуем группы детям с сильным чувством ревности по отношению к братьям и сестрам, а также детям с ярко выраженной агрессией. Их поведение может пугать и сбивать с толку других участников.

Есть дети, индивидуальные потребности которых настолько глубоки, что они требуют полного и безраздельного внимания и сосредоточения со стороны игрового терапевта. Это дети с посттравматическим синдромом. Им мы рекомендуем индивидуальную терапию.

Важно!
Перед тем, как посоветовать вашему малышу
групповую игровую терапию, я проведу с ним индивидуальное занятие.

Возраст ребенка — это первый критерий, определяющий членство в группе.

Разница в возрасте у детей, входящих в группу не должна превышать года. Разница в развитии маленьких детей, составляющая 2 года и больше может быть весьма существенной.

Психологический возраст порой оказывается важнее, чем хронологический, но надо принимать во внимание и физическую зрелость ребенка. Если мальчик, отстающий в развитии, крупнее и сильнее детей младшего возраста, пусть и находящихся на одном с ним уровне развития, в группе могут возникнуть трудности.

Для детей младше 9 лет пол участников обычно не имеет значения. По мере достижения среднего школьного возраста важными становится особенности психосоциального развития, в частности, отношения с противоположным полом. Поэтому в этом в возрасте мальчиков и девочек мы не смешиваем.

Составляя группу детей младше 9 лет, мы следим, чтобы мальчики и девочки были представлены в ней поровну.

Группа из четырех детей сбалансирована гораздо лучше, если в ней два мальчика и две девочки.

Основное правило по численности: чем младше дети, тем меньше группа.

Группа игровой терапии может состоять только из двух или трёх детей в зависимости от их возраста и потребностей, а также от размера помещения.

Групповая игровая терапия, центрированная на ребенке, сосредоточена на создании терапевтической среды, в которой дети могут актуализировать свой потенциал. Терапевту трудно создать такие условия, когда группа большая. Поэтому мы придерживаемся рекомендаций включать в группу не более 5 детей.

Дорогие друзья!
Ждем ваших детей на летние игротерапевтические группы в Москве.

Вы можете записаться, позвонив по телефону Михайловой Татьяне 8-916-664-80-83

Почему группа?

Привет, друзья!
Сегодня расскажу вам о том, почему я предлагаю некоторым детям групповую игротерапию вместо (или после) индивидуальной игровой терапии.Случается, что и в игровой терапии, центрированной на ребенке, один в поле не воин! И тогда вашему ребенку необходима небольшая компания для решения его проблем.

Другой ребенок или даже несколько других детей в группе облегчают построение особых терапевтических отношений.

Таким образом, следующие стороны процесса игровой терапии становятся проще и доступнее для тех детей, у которых это не получается в индивидуальной работе:

☀ Ребенку легче освоиться в новой ситуации в компании с двумя или тремя детьми.
☀ Присутствие нескольких детей снимает напряжение и стимулирует активность.
☀ В присутствии других детей увеличивается спонтанность скованного, зажатого, тревожного ребенка.
☀ Терапевтический процесс усиливается тем обстоятельством, что каждый ребёнок может оказывать помощь другим, а не только получать ее.
☀ Группа ускоряет осознание ребенком ощущения дозволенности.
☀ Дети вынуждены пересматривать собственное поведение в свете реакции сверстников.
☀ Групповая игровая терапия создает социальную ситуацию для обнаружения новых, более адекватных форм общения со сверстниками и экспериментирования в этой области.
☀ Присутствие нескольких детей помогает перенести опыт, приобретенный в терапии, в реальную жизнь.
☀ Группа создает возможность как для замещающего, так и для прямого обучения навыкам и способам эффективного взаимодействия с другими людьми.
☀ Терапевт получает возможность понять, как ребёнок может вести себя в реальном мире. Как выглядит его проблема до обращения за помощью, и как она решится после прохождения курса игровых занятий в группе сверстников.

☝ Если вы хотите записать вашего ребёнка на летнюю группу в Москве или Чехове, позвоните мне по телефону ☎ 8-916-664-80-83

Ваш игровой терапевт, Михайлова Татьяна

Позитивная Я-концепция ребенка — что это?

 

Позитивная Я-концепция ребенка — что это?

На консультациях с родителями я часто обсуждаю, как будет проходить игровая терапия, как мы узнаем, что все идет хорошо и в итоге получим ожидаемый результат. На что именно мы ориентируемся, когда ребенок находится в процессе игровой терапии. Таких ориентировочных точек несколько. А сегодня поговорим о Я-концепции.

 

  • Что делает эту концепцию позитивной?
  • А почему она бывает негативной?

Попробуем разобраться вместе? Наливаем чашку чая, садимся поудобнее и читаем. Если в конце останутся вопросы, можете задать их в комментариях ниже.

 

Итак, игровой терапевт в своей работе опирается на теорию центрации на ребенке. Эта теория берет начало в клиентоцентрированной терапии Карла Роджерса.

 

Мы рассматриваем личность, как единство организма(сам человек), его феноменального поля и Я (К. Роджерс).

 

Я-концепция вырастает из взаимодействия ребенка с самыми близкими людьми — родителями. Как они оценивают, воспринимают своего малыша, его эмоциональную и поведенческую активность, какими глазами смотрят на него, таким и становится представление ребенка о себе.

 

Они реагируют: хвалят, умиляются, сердятся, порицают, наказывают. И эта их реакция постепенно присваивается ребенком, и в результате формируется Я-концепция. Это представление о себе.

 

Малыш не рождается с готовой Я-концепцией, но с первых минут жизни эта важная составляющая личности начинает развиваться: сначала через телесные ощущения, затем через эмоциональное взаимодействие с мамой и папой, а потом — в связи с расширением социальных контактов — через столкновение с оценками других людей, сверстников, педагогов, коллег…

 

Формирование Я-концепции —очень сложный процесс.

Карл Роджерс говорит об этом так:

 

“Было бы крайне неверно предполагать, что деятельность организма плавно разворачивается в сторону самоукрепления и роста. Возможно, правильнее было бы сказать, что организм движется к самоукреплению и росту через муки и борьбу. Весь этот процесс можно символически проиллюстрировать на примере ребенка, который учится ходить. Первые шаги сопряжены с борьбой и как правило мучительны. В большинстве случаев очевидно, что непосредственная награда в виде первых шагов несоизмерима с болью от падений и ушибов. Боль заставляет дитя на некоторое время вернуться к ползанию. Однако у подавляющего числа индивидов нацеленность на развитие оказывается сильнее комфортности инфантильного состояния. Ребенок движется к самоактуализации, несмотря на мучительность связанного с этим опыта. Точно так же он движется к самостоятельности, ответственности, самоуправляемости, социализации, несмотря на болезненные ощущения, часто подстерегающие его на этом пути.”

 

Согласно Роджерсу даже у младенцев существует процесс прямого оценивания на уровне организма, начиная с таких простых переживаний, как:

  • “это не вкусно”,
  • “мне это не нравится”.

 

Такое оценивание является началом естественного и непрерывного процесса в котором дети позитивно оценивают переживания, усиливающие Я.

 

По мере развития дети контактируют с родителями и другими взрослыми. Отношение этих людей влияет на формирование детской самооценки. Случается, чтобы сохранить позитивную Я-концепцию, ребёнок искажает опыт общения со взрослыми. Он отказывается признавать удовлетворительными отношения с другими людьми.

 

Например, возникают проблемы с выражением гнева. Ребенок усваивает, что гневаться — плохо. Он — плохой, когда гневается. Плохим он быть не хочет и борется “до последнего патрона”, чтобы доказать, что он хороший. Если бы только мудрый взрослый показал ему, что гнев может быть сигналом нарушения границ, источником энергии и способом избавиться от внутреннего напряжения. Но нет, начинается борьба и противостояние. Отношения разрушаются.

 

В групповой игровой терапии психолог рассматривает ребенка, как позитивную и развивающуюся личность. При этом ребёнок получает оценку со стороны группы в условиях дозволенности и принятия.

Роджерс выдвинул гипотезу о том, что Я растёт и изменяется в результате непрерывного взаимодействия с феноменальным полем. В процессе групповой игровой терапии феноменальным полем является сама группа.

 

Другие дети и психолог создают благоприятный климат для личностного роста каждого участника.  Взаимодействие ребенка с группой облегчает ему построение позитивной Я-концепции.

 

Роджерс описывает структуру представления о самом себе таким образом:

 

  1. Восприятие собственных характеристик, способностей, ощущений.
  2. Осознавание себя в отношениях с другими и со средой.
  3. Оценка своих переживаний, отношений, других людей.
  4. Цели и идеалы, которым приписывается положительная или отрицательная заряженность.

 

Все это свидетельствует о том, что поведение ребенка сопряжено с его Я-концепцией.

 

Вышеперечисленные постулаты Карла Роджерса о личности и поведении являются ключом к пониманию клиентоцентрированного подхода к терапии. Он предлагает рассматривать каждого ребёнка следующим образом:

 

  • ребёнок лучше всех определяет собственную реальность;
  • ребенок ведет себя как организованное целое;
  • ребёнок стремится к усилению собственного Я;
  • ребёнок ориентирован на достижение цели для удовлетворения своих потребностей;
  • в своём поведении ребёнок руководствуется эмоциональным, нерациональным началом;
  • ребёнок способен к осознанию собственного Я;
  • ребёнок умеет ценить себя;
  • ребёнок заинтересован в сохранении и позитивной Я-концепции;
  • ребёнок ведёт себя в соответствии с той Я-концепцией, которая у него сформирована;
  • ребёнок не умеет вести себя вразрез собственной Я-концепции;
  • ребенок демонстрирует психологическую свободу или напряжённость в зависимости от того, какие переживания он включает в Я-концепцию;
  • ребёнок отвечает на угрозу ригидным поведением;
  • ребенок допускает в сознание переживания, не соответствующие его Я-концепции, если Я ничего не угрожает;
  • если Я ребенка ничего не угрожает, он лучше понимает других;
  • если Я-концепция хорошо интегрирована, ребёнок продвигается от ценностей защищающих Я, к ценностям, укрепляющим Я.

Таким образом, одна из наших задач в игровой терапии — исследовать Я-концепцию ребенка.

Если у него сформировано негативное представление о себе и мире вокруг, мы концентрируемся на формировании позитивной Я-концепции.

 

Это и станет темой разговора на промежуточных консультациях с родителями, пока ребенок получает игротерапию. С родителями мы обсуждаем новые проявления в поведении ребенка, наглядно демонстрирующие нам изменение Я-концепции в позитивную сторону. Это становится одним из показателей эффективности нашей работы.

Продолжение разговора о самовосприятии ребенка, зависимости его поведения от самоощущения и самооценки читайте в следующей статье!

Если у вас возникли вопросы, вы можете оставить свои комментарии ниже!

Мы пугаем — вас оберегаем!

«Мы пугаем — вас оберегаем! Уууу!»

Чувствуете знакомые нотки?

“Не лезь — упадёшь!”
“Куда тебя несет?! Испачкаешься!”
“Сначала получи приличное образование потом занимайся чем хочешь!”
“Если ты выйдешь за него замуж, я умру!”

Наши родители, как могли, старались уберечь нас от боли, предостеречь от опасностей и разочарований. Они нас пугали из самых лучших побуждений. Но не тут-то было. Весь свой опыт мы все равно приобретали, набивая собственные шишки и наступая на свои личные грабли.

Забавно, но именно в “Корпорации монстров” (2001 г.) фраза “Мы пугаем — вас оберегаем!” была лозунгом тех самых монстров, которые “добывали” энергию страха из детей для своего Монстрополиса.

Вы смотрели этот мультфильм со своими детьми? Мы с сыном — не один десяток раз в его 5-6 лет. Я никогда не задумывалась, что там почему-то совершенно не фигурируют взрослые: родители, бабушки, дедушки. Где же они тогда? Да вот же! Эти самые монстры!

Под таким углом вы наверняка не рассматривали эту историю, так же как и я, правда? 🙂

Давайте обратим внимание на некоторые моменты мультфильма.

Почему-то монстры Корпорации сами боятся соприкоснуться с детьми.
Помните, когда детский носочек приклеился к спине одного из них после возвращения с задания? На него срочно налетела команда дезинфекции! “Пострадавшего” обработали специальным составом, обрили наголо, а носочек незамедлительно взорвали и запылесосили оставшуюся от него пыль)))
А еще в начале знакомства с девочкой — крошкой Бу, Салливан и Майк Вазовски в ужасе спасались от нее и ее игрушек?

Такие моменты парадоксальным образом напоминают родительские реакции на детские эмоции и выходки, кажущиеся им невыносимыми:

  • “Ужас! Он сказал мне, что ненавидит меня! Что теперь делать?”
  • “Она никогда не говорила мне “Заткнись”! Я этого не переживу.”
  • “Помогите, я не знаю что делать с его злостью. Мы баловали его и не ставили границы. Неужели теперь это нельзя изменить? ”

Такие вопросы часто задают родители, испуганные словами их малышей, в недавнем прошлом покладистыми, послушными и милыми карапузами.

Мы рассыпаемся на миллион кусочков, по спине бежит холодок, в голове пульсируют страшные мысли: “Это крах! Я плохая мать! Я не справилась! А что же будет в подростковом возрасте?! SOS!!!”

Как-будто наши дети вдруг стали вести себя как монстры, и с этими чудовищами психолог должен сделать что-то срочно — волшебное, вернуть их “ангелоподобие”.

Дорогие мамы и папы, с вами и вашими детьми все в порядке. Дело в том, что малыш растет, познает тонкости человеческих отношений. Еще он учится разбираться в собственных чувствах, а также в эмоциях окружающих его взрослых и сверстников. Чувства есть, но нет опыта выражать их приемлемым способом.

Наша родительская задача в таких случаях — не пугаться, понимать, что сложности неизбежны. Бесценно — научить детей уважать других людей, не ущемляя свои права на чувства. Как? Конечно, на собственном примере. Ведь именно так вы поступаете с собственными эмоциями, не так ли?

Если нет, вы не знаете — как, приходите к нам, игровым терапевтам, детским психологам. Научим и покажем!

Неожиданный взгляд на «Корпорацию Монстров”, не так ли, дорогие мамы и папы? А еще отношения Бу и Салли очень напоминают забавные истории про Машу и Медведя из российского многосерийного мультфильма. Заметили?)))

В декабре 2017-го на Кинолектории в Играниуме мы с коллегами и родителями заметили не только это. Еще мы обсудили, что страшного в монстрах, действительно ли пугать детей стало сложнее, играют ли дети в героев, упоминают ли их… Это была интересная встреча! Но не только… Благодаря тому, что ведущая Кинолектория — Елена Богина​​ , это мероприятие можно смело назвать обучающим. Елена Владимировна — один из самых опытных детских психологов Москвы, автор книг по игровой терапии. Так что делайте выводы сами. Я бы не упускала такую возможность 🙂

В перерыве моей коллеге позвонила дочь и спросила: мама, что ты делаешь? На что моя коллега ответила: работаю — мультик смотрю!)))

Приходите в Семейный центр игровой психотерапии Играниум, где мы встречаемся каждую последнюю субботу месяца.

Тогда и вы научитесь воспринимать мир ваших детей через киноискусство. Сможете найти ответы на вопросы, какое кино посмотреть вместе с детьми, в каком ключе обсуждать с детьми поступки киногероев, чтобы это воспитывало, а не только развлекало. Это будет путешествие в сюжеты и переплетения разных тем.

Вы осознаете тонкости ваших взаимоотношений с детьми, наблюдая за героями фильмов.

Психологи обратят ваше внимание на особенные моменты, в которых вы сможете почерпнуть для себя пользу и сделать выводы. Чтобы измениться к лучшему, чтобы действовать по-новому, воспитывая своего малыша, — более экологично.

Несомненно, вы узнаете много интересного, посмотрите на себя “из-под выподверта”. Вместе посмеемся, а если захочется — и всплакнем…

На Кинолекторий приходят не только специалисты — детские психологи, игротерапевты, психотерапевты и педагоги, а также родители, бабушки, няни. Мы обсуждаем мультипликационные и художественные фильмы с точки зрения детской психологии, рассматриваем со всех сторон важные темы воспитания, взросления и развития ребенка. Делимся впечатлениями и собственным опытом.

До встречи, дорогие друзья!

Ребенок идет на игротерапию — что делать родителям?

Здравствуйте, друзья!

Сегодня я расскажу вам, что делать и как вести себя родителям, чьи дети начали проходить игротерапию.

 фото: Вероника Долинская

Многие родители находятся в замешательстве в начале работы игротерапевта с их ребенком.
На первой встрече — консультации с психологом все было понятно: мы обговорили все нюансы работы, договорились что малыш будет играть со специалистом, а вы будете 45 минут отдыхать и ожидать в приемной.

И вот вы пришли на первое занятие, ребенок с психологом начинают игру, а вы с тревогой ждете окончания…
Из-за двери игротерапевтического кабинета доносятся шум, смех, иногда тишина или грохот.

В вашей голове мелькают панические мысли:
— Что делать, если мой ребенок разнесет кабинет?
— Как мне узнать, что происходило на занятии?
— Что мне сказать ребенку, когда закончится игра?
— Может быть, мой ребенок должен убрать за собой игрушки?

Дорогие мамы и папы, я убеждена, что вы приводите своих детей к терапевту из любви к ним и заботясь об их благополучии.

Я очень хорошо понимаю, что вы хотите быть включенными в процесс терапии, и даже более того — я уверена, что никто не знает своего ребенка лучше вас, и поэтому, чтобы помочь ребенку, нам необходимо ваше содействие!

Для этого предлагаю вам познакомиться с процессом игровой терапии:
1. Определение и цели игровой терапии.

Игровая терапия является для детей тем же, чем для взрослых — консультирование. В игровой комнате игрушки используются в качестве слов, а игра — это язык ребенка.
Для игрового терапевта важно, какие игрушки выбирают дети, какие чувства испытывают они во время игры, как взаимодействуют со сверстниками и психологом.
Во время игры улучшается самочувствие детей, поскольку их чувства находят выход. Дети используют кукол, другие игрушки, рисование или лепку, чтобы рассказать, что они чувствуют или думают.
Возможно, в вашей жизни тоже так бывало, когда вам довелось рассказать о том, что вас тревожит или беспокоит , сочувствующему и понимающему человеку — вам становилось легче, и вы находили решение проблемы.
2. Оборудование игротерапевтического кабинета.
Игрушки и материалы в моем кабинете простые, безопасные и соответствуют следующим требованиям:

  • Предоставляют простор для творческого самовыражения;
  • Обеспечивают широкий спектр выражения эмоций;
  • Возбуждают интерес ребенка;
  • Облегчают экспрессивную и исследовательскую игру;
  • Делают возможными исследование и экспрессию без вербализации (эмоциональное отреагирование без необходимости говорить об этом);
  • Создают возможность успеха;
  • Создают возможность неопределенной игры.

Все игрушки можно разделить на три группы:

  • Игрушки из реальной жизни (кукольное семейство в домике, машины, грузовик, лодка, классная доска с и т.д.)
  • Игрушки, помогающие отреагировать агрессию (солдатики, пистолеты, ружья, резиновый нож, молоток, полено и гвозди, игрушки, изображающие диких животных и т.д.)
  • Игрушки для творческого самовыражения (маски, украшения и наряды для ролевой игры,песок, вода, краски, фломастеры, пластилин, глина, кубики, ножницы, клей, разноцветная бумага).

Вы можете осмотреть игровую комнату и игрушки, а также задать любые интересующие вас вопросы.
3.Конфиденциальность.
Уважаемые родители, через каждые четыре занятия с ребенком мы с вами запланируем индивидуальную консультацию, чтобы обсудить, как проходит терапия.

На такой встрече мы поговорим о темах, возникающих в игре, о характерных особенностях поведения ребенка или о моментах, вызывающих беспокойство.
Однако ребенок должен чувствовать, что происходящее во время занятия не подлежит огласке, это нельзя обсуждать в присутствии ребенка или использовать против него.
Занятия по игровой терапии носят конфиденциальный характер!
4. Подготовка к игровой терапии.
Подготавливая ребенка к переживаниям, связанным с игровой терапией, мы проявляем тем самым уважение к нему.
Говорить о посещении игротерапевта следует честно и открыто, демонстрируя заботу и доверие. Например, вы можете сказать: «Со следующей недели ты будешь регулярно встречаться с терапевтом в специальной комнате, где много игрушек».
Если ребенок спрашивает, почему он должен идти в эту игровую комнату, вы можете ответить: «Если что-то не ладится дома (или в школе), иногда полезно иметь специальное место, где можно поиграть».
Будет лучше, если вы не будете говорить ребенку о проблемах, приведших вас к психологу.
Бывает так, что ребенок может не захотеть посещать сеансы, если ему дали понять, что необходимость в игровой терапии возникла из-за того, что он плохой или у него проблема. Естественно, что в новой ситуации ребенок может испугаться и тревожиться. В таком случае вы можете проводить своего ребенка и терапевта до дверей игровой комнаты.
5. Во время занятия.
Бывает, что во время занятий вы можете услышать шум и крики. Это вполне допустимо. В игровой я всегда нахожусь рядом с ребенком, поэтому с ним ничего не может случиться.
6. Как вести себя после занятия.
Некоторые дети после занятия рассказывают родителям, во что они играли, другие — ничего не рассказывают.

Желание ребенка поговорить совершенно естественно, но все-таки инициатива в разговоре должна исходить от него.
Когда ребенок выходит из игровой, вам достаточно произнести: «Привет! Теперь мы можем идти домой».
Желательно не задавать ребенку вопросов, этим самым вы продемонстрируете свое уважение, ребенок почувствует себя в безопасности и будет доверять вам.
Представьте себя на месте вашего малыша: вам тоже не понравился бы допрос с пристрастием в такой ситуации.
Если ребенок приносит с занятия рисунок, вам не стоит спрашивать, что там нарисовано, хвалить его или критиковать. Вместо этого вы можете описать то, что изображено на рисунке. Например: «Ты нарисовал двух людей» или «Ты рисовал красной, зеленой и желтой краской».
На занятиях дети часто играют с песком, водой, глиной, красками. Если ребенок испачкался, не следует его ругать или осуждать, чтобы не ограничивать свободу самовыражения.
Желательно иметь запасную футболку или кофточку, чтобы у вашего ребенка была возможность переодеться после занятия в чистую сухую одежду.

Дорогие друзья!

Я буду рада вашим вопросам и комментариям (форма расположена внизу страницы)!

Всего доброго!

Тераплэй для психологов, педагогов и родителей!

Пару лет назад я пришла на семинар Аннеты Межерицкой, имея в голове вполне себе взрослые цели: повысить свою квалификацию, пополнить копилку профессиональных инструментов, получить еще один сертификат и записать в блокнот много умных мыслей и научно-обоснованной информации….

Этот семинар по Тераплэй оказался самым запоминающимся по эмоциям: от восторга победы над страхом до нежности воспоминаний о детских впечатлениях, от счастья свободы и раскрепощения до сопричастности с единомышленниками!

Кажется, фотографии в полной мере передают эти чувства! Тэраплей для психологов педагогов и родителей

Энтузиазм ведущей, организация и атмосфера семинара заразили меня методом Тэраплей! Надо ли говорить, что в первый же рабочий понедельник на занятиях в детском саду я опробовала полученные знания, умения и навыки?!

Надо было видеть, как реагировали дети!

Сначала мы с ребятами освоили веселую, запоминающуюся игру «Зум-Ик-Бульк!» Сколько смеха, радости и в то же время деловитого сосредоточения и внимательного отношения друг к другу смог получить каждый участник! После этой новой и увлекательной для малышей игры, они с нетерпением, затаив дыхание, ждали от меня новых игр и предложений!

По-моему, не только психологам, но и каждому, кто работает с детьми, например, в детском саду или школе, необходимо иметь в арсенале игры Тераплэй на все случаи жизни: когда дети устали — чтобы весело отдохнуть и вновь сосредоточиться; когда кто-то грустит — дать ему понять, что он не один; когда расшалились — собрать внимание и настроить на серьезный лад; когда засиделись — развеселить и растормошить.

Игры в Тераплэй направлены на развитие четырех элементов взаимодействия между детьми и взрослыми:

* структура (умение взрослого вести ребенка, устанавливать понятные правила и создавать безопасную среду, и желание ребенка принимать такое структурирование);

* увлечение (умение взрослого вовлечь ребенка в игру и эмоциональное взаимодействие);

* забота (способность родителя чувствовать потребности ребенка в заботе и способность ребенка принимать эту заботу);

* вызов (способность родителей стимулировать развитие ребенка и получать удовольствие от достижений малыша; способность ребенка отвечать на вызов, преодолевать трудности)

Для занятий не требуется большое количество специальных дорогостоящих развивающих пособий, достаточно того, что есть в кабинете(подушки, игрушки, мебель, ковер) и немного предметов обихода: ватные шарики, перышки, коктейльные трубочки, крем, детская присыпка и туалетная бумага).

Обязательное условие — желание взрослого контактировать с ребенком, быть с ним, увлекать его и создавать атмосферу со-участия и взаимодействия.

И вот теперь готовится к переводу и печати книга «Theraplay®: руководство по улучшению детско-родительских отношений через игру, основанную на привязанности». Каждый специалист сможет получить фолиант и отличный метод, применяемый коллегами во всём мире! Рекомендую от всей души!

https://planeta.ru/campaigns/theraplay/

Брошюры для игровых терапевтов

Дорогие друзья!
В своей работе я использую брошюры Института игровой психотерапии

В комплект входит три качественных 12-страничных издания:
 «Играю – следовательно, существую!» (о пользе игры в целом для развития детей – для родителей, педагогов, администрации учреждений);
«Что такое игровая терапия? (Книга для родителей)» (об особенностях и пользе игровой терапии, о подготовке ребенка к занятиям у психолога, об игротерапевтических приемах, которые можно использовать дома);
«Что такое игровая терапия? (Книга для детей)» (книга-раскраска, которая рассказывает на доступном для детей языке о том, кто такой детский психолог и для чего он нужен, и что ожидает ребенка в игровой комнате).

Отрывок из моей брошюры «Играю – следовательно, существую!»:

«Интересен тот факт, что когда психологи с родителями обсуждают детскую игру, частенько разговор переходит на игру в жизни самих родителей. Углубляясь в понимание игровых моделей детства, мы начинаем видеть подлинную сущность наших детей и их истинные цели, а также представлять дорогу, которая приведет их к счастливой и полноценной жизни: жизни людей, которые наслаждаются жизнью и имеют работу, приносящую радость. Но чтобы помочь им на этом пути, нужно вспомнить эмоциональные игровые состояния в нашей собственной жизни, с помощью которых мы переживали первородное игровое блаженство.

Тем более многие из нас понимают, что наши дети лишены той свободной игры, которой в нашем детстве было предостаточно. Мы гуляли и играли во дворах, часто большими разновозрастными компаниями, общались на «ты» с живой природой в деревне у бабушки. Тогда как наши дети заняты видеоиграми, общением в соцсетях и упорядоченным посещением кружков и секций, в которых главное — результаты, а не игровой процесс. Во многом эти изменения обеспечили нашим детям более продвинутый, хорошо организованной подход к жизни, но мы не можем избавиться от ощущения утраты: возможно, потеряны ничем не ограниченное воображение и настоящая свобода…

Принцип аэробезопасности работает и здесь: в самолете при разгерметизации салона нам надо надеть маску сначала на себя, а потом на ребенка. Точно так же, чтобы помочь нашим детям, необходимо возродить игру в собственной жизни»

Стать психологом своему ребенку

В январе 2016 года началась работа над Руководством для специалистов, посвященным обучению родителей игротерапевтическим методам.

В соавторстве с моей коллегой Аннетой Межерицкой, директором Института игровой психотерапии, мы обобщили свой опыт работы с родителями на основе тренинга Г. Лэндрета, собрали методический и философский материал воедино и подготовили к изданию.

Теперь наша книга «Стать психологом своему ребенку: тренинг детско-родительских отношений по Гэрри Лэндрету» увидела свет и готова прийти на помощь специалистам, работающим с семьей и детьми!

Мои  подопечные меняются, не сразу, постепенно, иногда удивительно для самих себя и окружающих любящих взрослых. Часто это непростой процесс, необходимо много говорить с родителями, обращать их внимание на нюансы в поведении , показывать непосредственно в кабинете, как мы работаем, учить их нашим игротерапевтическим техникам. Как приятно, когда, поначалу скептически настроенные родители, увлекаются книгами Гарри Лэндрета, ищут и находят информацию в интернете, задают вопросы, пробуют сами по-новому играть с детьми дома и получают первые ощутимые изменения в отношениях…

Для меня тренинг детско-родительских отношений Лэндрета оказался прекрасным эффективным способом работы со всей семьей. Обычно, я сразу сообщаю родителям о такой замечательной возможности — стать психотерапевтом своему ребенку. Я начинаю работать с ребенком индивидуально или в группе, а родители параллельно проделывают свою работу: проводят особые игровые еженедельные занятия дома. На консультациях мы с ними обсуждаем процесс изменений, результаты, эффективность игротерапии, родители имеют возможность поделиться впечатлениями и получить обратную связь.

Благодаря такой работе родители обретают уверенность в собственной воспитательной компетентности, в том, что они тоже активно участвуют в налаживании отношений с детьми. В результате меняются сами родители, а не только ребенок. Семья получает и активно использует такие способы взаимодействия, которые дарят всем участникам удовольствие и радость, сопричастность и удовлетворение, взаимный интерес и искреннее внимание, душевное тепло и человечность.

Я уверена, что книга будет полезна не только психологам, но и широкому кругу читателей, всем, кто интересуется вопросами воспитания и осознанного родительства.

Электронный вариант книги можно заказать на сайте Института игровой психотерапии, а настоящее бумажное издание — у меня!

Приятного чтения!

Как я стала игротерапевтом

МНОГИЕ РОДИТЕЛИ СПРАШИВАЮТ:

— Кто такой игротерапевт? 

— Где можно найти игротерапевта?

— Как игротерапевт поможет моему ребенку?
Поэтому я решила рассказать, как я стала таким специальным психологом — игротерапевтом.
В 1999 году я начала работать педагогом-психологом в детском саду города Москвы.

Мне казалось важным выяснить, какая проблема у ребёнка, откуда она взялась и что с ней делать. Поэтому я начинала свою работу с диагностики: “Несуществующее животное”, “Кактус”, “Кинетический рисунок семьи”, “Дом-дерево-человек” и т.п. Когда тест пройден, проблема найдена: ребенок тревожный/агрессивный/аутистичный/…
Теперь займемся этой самой проблемой! В помощь нам конспекты занятий, в которых прописаны цели и задачи, определены методы и приемы, расписаны упражнения и игры (конечно, развивающие коммуникативные и учебные навыки, память, внимание, мышление, воображение, речь). Дальше даем инструкции — дети играют, смеются, общаются, отвечают на вопросы, учатся слушать друг друга, занимаются: что-то рисуют или лепят, и не подозревают, что наша встреча настолько научно обоснована!
На каждом таком занятии будет 2-3 ребенка, не играющих по этим правилам. Они будут выделяться на общем фоне своей задиристостью или активным сопротивлением моему плану: полезут под стол, когда всем надо встать в круг или будут падать на пол, когда надо устоять на одной ноге. Самые сложные будут все занятие молчать и сливаться с интерьером, никогда не возьмутся быть ведущими в игре по правилам.
Все мои подопечные с удовольствием придут на занятие в следующий раз, но оказавшись в кабинете, снова и снова будут молчать или кривляться, нападать на других или играть только по-своему. И поскольку это будет неприемлемо для меня и других ребят, наши нарушители порядка будут злиться, плакать, устраивать истерики, пропускать интересную информацию мимо ушей и не смогут приобрести новый опыт.
Несколько лет я искала пути, как помочь этим детям “усваивать программу”, как того требовала корпоративная этика образовательного учреждения.
Но снова и снова я встречала ребенка, страдающего от своего поведения. Я видела проблему, но чувствовала, что если фокусироваться только на этом, я буду работать с тревожностью, агрессивностью, задержкой психического развития, аутизмом и т.д., но никак не с ребенком! И в этом было что-то не так!
Очевидно, по этой причине я увлеклась недирективной игровой терапией и стала игротерапевтом!

[wds id=»2″]
Теперь я не даю детям инструкции и указания, не тренирую навыки и умения.

Моя задача — создать такие условия, в которых ребенок приобретает опыт самоисследования, опыта взаимодействия с другими людьми, опыта саморазвития и самовыражения. Таким образом, ребенок учится принимать и уважать не только себя, но и других, и научается использовать свободу с чувством ответственности.

 

В центре внимания игротерапии

не проблема, а ребенок!

 

 

Это скорее базовая философия, чем просто техника или метод. Главное в недирективной игровой психотерапии — не действовать, а просто быть рядом с ребенком.
Недирективная игровая психотерапия основана на теоретическом подходе Карла Роджерса — клиентцентрированной терапии.
Клиентцентрированный подход — это прежде всего способ бытия, который выражается в установках и поступках, создающих атмосферу, способствующую личностному росту.
Что же это за установки и поступки?
Вот как это сформулировала соратница Карла Роджерса, Вирджиния Экслайн:

1. Терапевт искренне заинтересован в ребенке и строит теплые, доверительные отношения с ним.
2. Терапевт безоговорочно принимает ребенка таким, каков он есть.
3. Терапевт создает ощущение безопасности и дозволенности во взаимоотношениях, чтобы ребенок чувствовал себя свободным в исследованиях и полностью самовыражался.
4. Терапевт бережно относится к чувствам и деликатно отражает их, помогая ребенку прийти к пониманию собственного Я.
5. Терапевт искренне верит в способность ребенка действовать ответственно, безоговорочно уважает его стремление решать личные проблемы и дает ему возможность это делать.
6. Терапевт верит во внутреннюю устремленность ребенка, позволяя ему лидировать во всех областях отношений, и противится любому побуждению управлять детской игрой или беседой с ребенком.
7. Терапевт осознает постепенность терапевтического процесса и не пытается его ускорить.
8. Терапевт устанавливает только такие терапевтические ограничения, которые помогают ребенку взять на себя ответственность в рамках существующей системы отношений.

Эти принципы направлены на развитие и сохранение глубоких терапевтических отношений, которые являются центральным фактором, определяющим успех или неудачу терапии.
В своей работе я сосредотачиваюсь не на том, кем ребенок привык быть в прошлом, а на том, каким он может стать:
* имеющим позитивную Я-концепцию;
* способным отвечать за свои действия и поступки;
* способным к самоконтролю;
* способным принимать самого себя;
* способным в большей степени полагаться на самого себя;
* способным к самостоятельному принятию решений;
* способным контролировать ситуацию;
* способным преодолевать трудности;
* имеющим внутренний источник оценки;
* имеющим веру в самого себя.

 

В процессе игротерапии я стараюсь придерживаться центральной гипотезы — уверенности в способности ребенка к росту и управлению своим поведением.

 

В заключение приведу цитату из книги Г.Лэндрета:

“Игровой терапевт не обладает достаточной мудростью, позволяющей ему знать, где следует находиться другому человеку или над чем этот человек должен работать и к чему стремиться.

 

 

Жизнь — слишком сложна для того, чтобы можно было понять ее при помощи диагнозов или управлять ею посредством рецептов роста.

 

 

Кроме того, ребенок лучше всех знает, на чем следует сосредоточиться в игровой комнате.

 

 

Как может ребенок научиться управлять своими поступками, если кто-то управляет даже его игрой?”

Литература:
1. Новые направления в игровой терапии. Проблемы, процесс и особые популяции. Под ред. Гарри Л. Лэндрета. Когито-Центр, М.,-2007.
2. Игровая терапия. Вирджиния Экслайн. “Психотерапия”, М.,-2007

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén

Hide me
Sign up below to join my eNewsletter
Show me
Build an optin email list in WordPress [Free Software]